На главную страницу

 

"МОИ КАРТИНЫ - ЭТО МОЕ НАСТРОЕНИЕ,
 

МОИ МЫСЛИ И ФАНТАЗИИ"

 

"Талант - это поручение, которое должно исполнить любой ценой,

и собственная жизнь для этого только средство".

Евгений Баратынский.

 

С первых слов беседы с усть-каменогорским художником Кайсаном Рахметовичем Кадырбековым мне стало ясно, что все его помыслы связаны с этим поручением, что оно у него в крови.

Талант к рисованию проявился у него с раннего детства, после того как в аул Тююк Тарбагатайского района Восточно-Казахстанской области в 1956 году впервые приехал фотограф. Четырехлетний мальчик так впечатлился семейной фотографией, что сразу нарисовал портрет мамы, затем отца, друзей. И прослыл в ауле художником.

Но все же решающей оказалась встреча с первым в своей жизни профессиональным художником, выпускником Саратовского художественного училища Иваном Петровичем Спириным. Именно по его совету 14-летннй Кайсан поступает в Апма-Атинское художественное училище им. Гоголя, где получает специальность художника- оформителя. После окончания училища и службы в армии приехал в Усть-Каменогорск и работал по своей специальности на "Востокмашзаводе", затем, почти четверть века, - на крупнейшем промышленном предприятии "Казцинк". Сейчас К. Кадырбеков работает художником-постановщиком и главным художником казахской труппы в областном драматическом театре им. Жамбыла. Настоящим подарком судьбы стала для него встреча в молодые годы с необыкновенной женщиной - Любовью Николаевной Сокальской, которая училась живописи в Петербурге, в мастерских великих русских художников М. Врубеля и И. Репина. Она лично была знакома со многими художниками, творившими на рубеже 19-20 веков. После Октябрьской революции, Сокальская, как дворянка, была сослана в Восточный Казахстан.

Дружба молодого Кайсана с этой удивительной пожилой женщиной помогла ему понять, что художник обязан выразить себя как можно более полно, и тогда он никогда не умрет. Если он искренний и человечный созидатель, он всегда найдет отклик в последующих поколениях. И теперь уже сам К. Кадырбеков, как профессиональный художник, говорит: "Мои рисунки и мои картины - это часть и меня самого. Их совокупность - это Кайсан Кадырбеков. Произведение представляет его автора, выражает, увековечивает. Я могу сказать также, что мои картины - это мое настроение, мои мысли и фантазии". В начальный период творчества художника больше всего привлекали жанры пейзажа и портрета.

Довольно было свежевспаханного клочка земли, обычного дерева, камня, любого, казалось бы, ординарного явления или предмета и, тем более, интересного человека, чтобы в нем вспыхнуло творческое озарение.

Он без устали изучает натуру. Художник, который не изучил натуру, никогда не сможет овладеть тем языком, на котором он должен говорить, никогда не услышит музыки цвета и не станет музыкантом.

Он смело работает с цветом, используя возможности национального колорита. По собственному опыту знаю, что мы невольно забываем об огромном воздействии цвета. Ведь можно акцентировать необходимые доминанты, можно объединить разнохарактерное, можно, наконец, просто красивым сочетанием цветов создать эмоциональное напряжение. Художнику все подвластно.Свои серьезные произведения К. Кадырбеков начал выставлять с 1993 года. Тогда же он обращается к теме истории и культуры казахского народа.

Это отразилось в произведениях "Последний казахский хан Кенесары Касымов. Последний поход", "В поисках истины", "Тайное свидание", которые отличаются тематическим разнообразием, высоким профессиональным уровнем, яркими национальными чертами. Видно, что художник, прекрасно зная историю, занимаясь этнографией, насыщает свое искусство художественной эмоциональностью и убедительной исторической конкретностью. Его образы человечны и величественны; одновременно с этим он создает образ свободы, воплощает силу и мощь народных масс. Мастер, сохраняя национальный характер и настроение, проявил при этом свою творческую индивидуальность. Ведущими цветовыми сочетаниями у художника, также как в казахском прикладном искусстве, являются темно-коричневый или черный рисунок орнамента на интенсивно красном или холодно-синем и сером фоне. Особенности творчества мастера, такие как мечтательность, стремление раскрыть образ человека не только через действия, а через состояние, равно объемлющее героев и окружающие их природу и обстановку, отразилось в работе "Песнь казачья".

    

Триптих "Молодость. Зрелость. Старость" имеет несомненный смысл добра, который художник вложил в него посредством кисти и философского видения мира.

В нем увлечение мастера эмоционально-красочной стороной образа, декоративностью. Он заключает в себе мотивы и приемы, почерпнутые в народном творчестве.

Кроме того, художник предложил зрителю иной уровень диалога со зрителем. Эпической предпосылкой такого диалога стали серьезность взгляда художника на всю жизнь, зрелость его гражданской позиции, высокая мера требовательности к своему творчеству, страстная заинтересованность в ответной душевной реакции.

Глядя на этот триптих, вспоминаешь восточную мудрость: "Единственное время, в которое нужно жить - сейчас; единственное место, в котором нужно жить, - здесь".
С самого начала мне было ясно, что не будь К. Кадырбеков открыт и добр душой, вряд ли бы ему удалось так глубоко и ярко отразить в художественных произведениях - "Мое детство", "Портрет отца" - наше время. Время, которое столь быстротечно. Время, которое проходит через сердце и душу художника.

При всем своем жизнелюбии К. Кадырбеков, как чуткий художник, не мог не ощутить драматизм событий конца 20 века. В его творчестве появились грустные, трагичные ноты; это чувствуется в работе с глубоким философским подтекстом - "Раздумье". Он размышляет не только о судьбе отдельного человека, но судьбах народов и мироздания. Этим, по-видимому, объясняется его интерес к истории, обращение к темам человека и сил природы. В 1998 году ректор Средне-Азиатского Университета предложил ему большое помещение для мастерской.   

Об этом К. Кадырбеков говорит с большой благодарностью и добавляет: "Для настоящего художника день, проведенный вне мастерской, понапрасну потраченное время. Когда бремя забот и обязанностей надолго отрывает от мастерской, приходит злость и раздражение. Работать художнику необходимо каждый день, но не всегда получается. Большое спасибо и моей жене, которая поддерживает меня во всем, дает полную свободу и в то же время довольно критически относится к моим работам, помогает советом".

В 2002 году в ВК Музее Искусств с большим успехом прошла персональная выставка К. Кадырбекова. На ней невозможен был стиль беглого осмотра.

Здесь возникала атмосфера душевного разговора с художником, умным, прозорливым и абсолютно искренним в попытке глубоко и непредвзято разобраться в сложных процессах действительности и человеческой психологии. Его картины жизнеспособны и оригинальны. Мажор, грусть, печаль и драматизм сюжета художник передает с таким мастерством, что объяснять уже ничего не надо. Живопись - его стихия, праздник души, фейерверк цвета и эмоций, выплеснутых щедрой кистью на поверхность холстов.

Как человек, Кайсан Рахметович Кадырбеков - идеалист, любознательный и доброжелательный романтик. Внутренняя собранность, безошибочно угадываемая в его элегантном внешнем виде, свидетельствует о постоянной заполненности его души замыслами и планами, непрекращающейся интеллектуальной работе.

Его ум всегда свеж, молод, полон жизни и страсти.

 

Яна Шматова, ВК Музей Искусств

 

    КАЙСАН КАДЫРБЕКОВ: КАРТИНА-ЭТО КРИК ДУШИ ХУДОЖНИКА
 

Писать о творчестве художника - вещь не то, чтобы неблагодарная, но, довольно, сложная. Можно ли передать смысл, содержание картины словами?

Наверное, можно. Но как передать игру красок, тончайшие оттенки цветов и светов, как рассказать, почему одни полотна трогают душу, а другие - оставляют равнодушным... Одним словом, картины нужно видеть воочию. Нои здесь не всегда понимаешь, что хотел сказать своим полотном художник, что пытался донести до нас, зрителей.

Если же идти еще дальше, то можно поразмыслить и о том, насколько по-разному воспринимаем мы оригинал картины и её иллюстрацию, пусть даже самую лучшую. И уж совсем здорово бывает тогда, когда автор картины рядом! В шутку говоря, мне, например, очень бы хотелось спросить у Малевича, что он имел в виду своим "Черным квадратом"?! Увы, нет такой возможности! В этом смысле нам повезло познакомиться недавно с картинами усть-каменогорского художника Кайсана Кадырбекова не на выставке, а в его мастерской, где мы долго беседовали с этим самобытным художником его творчестве. И мы имели возможность увидеть несколько десятков полотен из тех более чем восьмисот, что успел создать он за свою жизнь.

- Кайсан, когда Вы впервые начали рисовать?
- Года в четыре... Первые воспоминания - это мое далекое детство, навсегда оставившее в памяти желтые песчаные дюны Призайсанья, чудесное озеро с тысячами птиц неизвестного мне названия, удивительно голубое небо над всей этой красотой... Теперь те места, где я жил в детстве, скрыты водами Бухтарминского водохранилища. Именно эти детские впечатления, все увиденное тогда и легло в основу первых детских рисунков. С тех пор я рисовал всегда: сначала как любитель, а затем, окончив Алматинское художественное училище, уже и как профессионал.
- Кайсан, судя по тематике Ваших рисунков, Вам интересны многие жанры. У Вас немало портретов, пейзажей. Или вот мы видим группу картин фантастического плана.

А вот эпические полотна из жизни казахского народа. Так какой же жанр особенно любим?
- Не могу выделить чего-то одного. Все идет от настроения. Сегодня, быть может, это какой-то поразивший меня уголок родного края - и тогда рождается потребность в пейзажной зарисовке. А завтра случайная встреча с интересным человеком заставит взяться за холст и попытаться передать кистью не только физическое сходство с данным лицом, но и его душу, его внутренний мир.
-А что труднее писать - реальность или фантастику?
- Думается, писать с натуры гораздо сложнее. Ведь зритель может сравнить картину с оригиналом, будь то портрет или пейзаж. В то же время натура и проще - ничего выдумывать не нужно. Вместе с тем художник может видеть оригинал несколько иначе, чем зритель.
- ...и если сформулировать определение идеальной картины...?
-... то вот она - формула: идеальная картина нравится и оригиналу (если это человек, разумеется), с которого написана, и зрителям, и самому художнику.
- И часто такое бывает?
- Нечасто! В противном случае, мы видели бы в картинных галереях одни шедевры, но в жизни так не бывает, согласитесь.
-А фантастика?
- Эти сюжеты проще в передаче.
       

Никто, кроме меня, до момента окончания картины не может видеть того, что и я, и не может упрекнуть, что я нарисовал что-то не так. Но фантастика и сложнее в то же время, ибо абстракция всегда труднее и для понимания, и для объяснения. И если отвечать далее на вопрос, почему я рисую тот или иной сюжет, того или иного человека, то можно сказать, что необходимость рисовать именно ЭТО приходит тогда, когда мне ЭТО интересно. И тогда уже не важно, портрет ли это, пейзаж ли или что-то иное.

Если человек мне неинтересен, я его и рисовать не буду. Посмотрите: вот портрет женщины, просто натурщицы. Но чем-то тронула она мою душу, и я написал с нее немало картин, которые нравятся зрителям. Видевшие один из этих портретов японцы так и спросили у меня:
- Какой живой портрет! Вы имеете к этой женщине какое-то непосредственное отношение?
- Она тронула мою душу, - ответил я.

- Думаю, японцы, хотя и через переводчика, поняли меня. Или вот пример. Был я на одном отдаленном отгоне, познакомился с чабанами. Простые люди, далекие от мирской суеты... Рисовать их и не думал. Но разговорился с одним из них, и таким непростым оказался этот человек, такой его глубокий внутренний мир мне открылся за эту недолгую встречу, что я не мог не написать его портрет!
- А как же тогда с заказными портретами?
- И заказ требует добросовестного подхода. Если ты уважаешь свою работу, то не схалтуришь и здесь! Другое дело, что тут необходимо расспросить заказчика, что он желает увидеть. Хотя, конечно, для души писать гораздо приятнее.
- Кайсан, Вы много пишете природу - вон у Вас сколько пейзажей: летние, зимние, осенние... И все-таки, какое время года привлекает Вас как художника больше?
- Буду ли оригинальным, если скажу, что всякое время по-своему хорошо? Зима бодрит и радует первозданной белизной, лето пьянит буйством красок, осень дарит спокойствие и полноту впечатлений, а весна - это вновь пробуждение природы, а значит, дарит, новую радость и счастье. Как не отразить все это?
- Кайсан, а вот мы видим большое полотно как раз, судя по сюжету, актуальное для нашего экологического альманаха.  Расскажите о нем.
- Эта одна из моих любимых картин. Все мы знаем, что Казахстан долгие десятилетия был "всесоюзным полигоном".  Долго и много говорили мы и кричали об этом. Сейчас накал страстей поуменьшился, закрыт Семипалатинский полигон, но последствия его деятельности еще долго будут откликаться зловещими отголосками.

А однажды я услышал по радио о том, что вообще-то в Казахстане действовало 18 полигонов, в разной степени оказывавших воздействие на живую природу, на экологию. Надо ли говорить, что воздействие это было негативное?

   

Как и у многих, у меня тоже болит душа за родную землю, за ее будущее. А тут - не просто боль, а крик души! Вообще, по большому счету, картина - это всегда крик души художника. Иногда это крик радости, иногда - восхищения или изумления, а иногда - это крик боли.

- Вот и в этом сюжете, - мы подходим с художником к картине, - я попытался передать боль своей души за содеянное умами и руками человеческими на нашей многострадальной земле. - Вся наша земля - это один большой полигон. Вот генерал, вверху на картине. Он многое повидал, многое испытал. Но генерал - это лишь послушное орудие в руках тех, кто стоит выше. В их силах изменить мир к лучшему. Сегодня генерал, к счастью, бездействует. И надо сделать так, чтобы его работа никогда больше не понадобилась. На переднем плане - ребенок. Он безмятежно смеется, потому что еще не понимает всех опасностей мира.
Смысловой центр картины - обнаженный старик. Это символ - знак всеобщей беды. Рядом - обломки шанырака - главной части казахской юрты, казахского дома.

Два этих знака рядом - больной старик и сломанный шанырак означают, что здесь смертельно опасно и жизнь невозможна. И наконец, уходящая вдаль вереница людей, как бы пытающаяся копать колодцы в обезвоженной мертвой земле... Вот она, зона экологического бедствия! И еще одна картина на тему природы и человека привлекла наше внимание, глубоко философская картина.

Пожалуй, это жизнь Земли, жизнь Матери-природы, жизнь человека. Это единство и борьба противоположностей. Вот почему в центре картины три главных персонажа: страшное кричащее лицо - образ Демона, Шайтана, Вселенского Зла. И в то же время рядом - Мать, в муках рожающая ребенка, символ продолжения Жизни. А справа, обрамляя центральный сюжет, кусочек дикой природы с растениями, птицами, зверями. А слева - безмятежно плывущий по тихой воде зеленый листочек, как бы вновь народившаяся жизнь, перед которой - долгий путь. Такие картины действительно впечатляют и заставляют задуматься о многом.

Вот почему эти два полотна не раз демонстрировались на выставках и вызывали неподдельный интерес зрителей. В кратком очерке невозможно рассказать даже о той части картин, которые мы увидели.  А многие увидеть теперь и вовсе сложно - часть их раскуплена коллекционерами и любителями живописи как Казахстана, так и зарубежья. Кайсану Кадырбекову немногим более пятидесяти, но он успел создать на удивление много - несколько сотен больших и малых полотен, десятки панно, на которых жизнь во всем её многообразии: портреты его родных и земляков, тонкие и лиричные пейзажи, казахский эпос, фантастические феерии, картины-символы. Думаем, что впереди у мастера еще много новых работ, которые порадуют своих зрителей. Одним словом, работы Кадырбекова нужно видеть.

И если вы узнаете, что где-то проходит выставка этого талантливого, тонкой душевной чуткости художника -непременно сходите. Наверняка, эти картины затронут какие-то струны и в вашей душе..

 

Александр Агарков. Фото Алексея Мазницына

Путешествие во времени

выставка Стихии Кайсана Кадырбекова

Кайсан Рахметовыч Ка­дырбеков - член союза театральных художников Казахстана, признанный мастер   кисти,   человек преданный   своему   ремеслу беззаветно. Творчество - наркотик. Оно окрыляет,  без  него  невозможно  жить,   и   ему хочется    отдавать    всю свою душу. Внутренним мир художника - на его полотнах.   

На    выставке в ВК Музее искусств Усть-Каменогорска можно  увидеть   внутренний мир   Кайсана   Рахметовича.  Его печаль и вдохновение, яркие неповторимые образы древности, особый стиль и чувство любви к родине - все   это   на   вернисаже  «Атамекен».

- Спасибо вам, ценители прекрасного! - говорит художник любителям живо­писи. - Благодаря зрителю картины начинают дышать, жить своей жизнью. Музей искусств - это поистине храм, здесь собраны редкие и замечательные экспонаты, и для меня большая честь выставляться здесь. Кайсан Кадырбеков работает в областном драма­тическом театре им. Жамбыла. Его сценография - одна из основных состав­ляющих произведения, имя которому - спектакль. Костюмы и декорации - заслуга театрального худож­ника, и мастер должен, сохраняя свой неповторимый стиль, выполнить за­мысел режиссера и включить свой мир в концепцию спектакля.

- Мы давно работаем с Кайсаном Рахметовичем, - говорит главный режиссер театра Андрей Воронин.

- Он прекрасный художник, тонкий, чуткий и мгновенно способен уловить мысль режиссера.

На выставке в Музее искусств были представлены разножанровые картины. Они погружают ценителей творчества в средневековые   мотивы,  яркие и страстные, душевные и жестокие, противоречивые и несомненно прекрасные. Ведь жизнь народа - в истории. Экспозиция - огром­ный труд автора. Это итог его десятилетней работы.

Кайсан Кадырбеков всю жизнь пишет, своему делу он предан и никогда не из­меняет призванию. С 1993 года он экспонирует свои работы на областных и республиканских выставках, в том числе и в Алматы, в Астане. Его работы хранятся в частных кол­лекциях Казахстана, России, Германии, Турции.

Тема родины не случайно выбрана мастером. Его родное село Туйык сейчас скрыто водами Бухтарминского водохранилища. Оно, как древний Китеж, стало для него символом духовности, началом всех эстетических и этических идеалов. Недаром творчес­тво Кадырбекова на протяжении многих лет опреде­ляется двумя стихиями - воды и земли.

- Каждый мужчина в своей жизни должен построить дом, посадить дерево, вырастить наследника, - говорит член союза художников РК Николай Аштема.

- А для художни­ка нужно еще и оставить свой след в искусстве. Выставка - прекрасный шанс наладить общение ценителей с живописью. Критика, похвалы - все это укрепляет мастера, его внутренний мир, делает его открытым для аудитории. Кайсан Кадырбеков представляет нам свой мир. Он пишет в редком жанре.

Сейчас мало кто обладает достаточной интеллектуальной подкованностью, чтобы затрагивать исторические мотивы. Его произведения говорят сами за себя.

Такие выставки - самобытные, яркие, интересные, способные сказать о новом, должны распространяться не только в нашем городе или Казахстане, но и за рубежом. Пото­му что они как нельзя лучше живо иллюстрируют историю народа.

Анна Маципуло. 2010 год.

Вверх