На главную страницу

 

В творческой судьбе казахстанского живописца Марата Джунусова отразились основные тенденции становления и развития искусства Республики, в котором соединились разные школы и направления искусст­ва Запада и Востока, слившись в единый поток очень своеобразной национальной школы. В Алматинском училище Джунусов учился у таких художников как А.Галимбаева, М.Кенбаев, по своему претворивших завоевания русской школы живописи, в Ленинграде — у А.Зайцева — последователя российского реализма. Но здесь было и другое ученичество: в стенах Эрмитажа — у Сезанна, Марке, на выставках — у Шагала, Тюленева. Из таких разных составляющих выковалось нечто цельное и гармоничное.

Долго пришлось преодолевать академизм, въевшийся за 11 лет учебы, и путь от «Космостанции» (1973) до «Белого све­та» (1992) — это не только годы, но и преодоление себя, преодоление инерции руки и глаза в стремлении к своему идеалу.

По характеру своего дарования Джунусов — лирик.

Ему чужд анализ, он, скорее, синте­зирует жизненные впечатления, сплетая из них живописную ткань повествования, воплощенную в цвете.

Для него цвет — выразитель настроения, чувства, мироощущения в целом. И по мере изменения мировоззре­ния меняются и цветовые характеристики его полотен, а вместе с ними пластика формы, пространственные отношения. Пожалуй, только портрет, в котором к художнику пришли первые настоящие успехи, формально мало меняется со временем. И ранние и более поздние портреты написаны легко. Несколькими мазками, бережно и даже нежно положенными на холст, живописец обозначает форму, не останавливаясь на ее подробностях, не всегда давая ей верную характеристику. Цвет сдержанный, немногословный, но богатый валерами, лепит объем, создает среду, «работает» на образ.

Художник предпочитает некомпозиционный психологический портрет. Он достаточно зорок и умел, чтобы без дополнительных символов и знаков рассказать о человеке. Тем более, что пишет он только людей, хорошо знакомых и близких ему духовно. Портреты очень личностны: живописец не отстраняется от своего героя, стремясь «объективно» оценить его качества, а проживает вместе с ним его жизнь, познавая душу. Портреты Любы (1976), Л.Чекановой (1984), сына (1988), Юлии (1993) однотипны по построению, так же как художника Байтенова (1980), «Мальчика в голубом» (1987), скульптора А. Бексултанова (1986).

Это погрудные или поко­ленные изображения, скромные и внешне не эффектные. Нейтральный фон не отвлекает от главного — лица, тонко и деликатно написанного. Статика композиции позволяет сосредото­читься на динамике характера, выявленного точно и объемно. За сходством внешним всегда есть сходство внутреннее, кото­рое со временем становится все глубже, так как портреты психологически емки и верны модели. Композиционные портреты — художника Ю. Камелина (1980), металлурга А.Жунусова (1977), горнового Т.Адам-Юсупова (1985)— довольно редки. Здесь герои изображены в привычной для себя обстановке, рассказывающей об их роде занятий. Но она практически не добавляет образам индивидуального психологизма, а с другой стороны, не делает их только портретами-типами.

Главное в холстах — лицо, через которое «читается» душа. Эти портреты так же лиричны и личностны, как и предыдущие. Лирическая направленность искусства живописца выдвигает на первый план в его творчест­ве пейзаж, чему способствуют и многочисленные этюдные поездки. Именно пейзаж — творческая лаборатория художника. У него есть чисто «портретные» пейзажи — «Космостанция» (1973), «Блестящий ИссыкКуль» (1977), «На дальней зимовке» (1979), где точно передан ландшафтный мотив, но вместе с тем чувство, захватившее художника, изливается недосредственно и искренне. Здесь нет сухой констатации факта, отчета об увиденном.

Определенный ландшафтный мотив рождает определенные чувства, которые воплощаются в цветопластике. Изменения отношения художника к проблеме цвет-форма-пространство четче всего прослеживаются именно в пейзаже. В «этюдных» пейзажах кажется, почти не произошло эволюции за 20 лет.

Но если в ранних работах преобладает «портретный» подход, когда художника больше интересует форма: ее характеристики определяют и цветопластику, и понимание пространства, то позже цвет становится основополагающим в образе: тонкие отношения сближенных тонов определяют форму, где объем — не главное, а цветовой ритм определяет глубину или плоскостность пространства. Чуткая вибрация цвета отражает бесконечную сложность мира природы, а якобы случайно разбросанные красочные мазки в сочетании живописного целого обретают мотивировку. «Три горы» (1992) — наиболее полное воплощение современного подхода Джунусова к пейзажу, где цвет несет в себе характеристики и формы и пространства, именно он «строит образ», напряженный, экспрессивный, становясь немногословным, поднимаясь до символа, знака современности.

Природа часто присутствует и в жанровых полотнах Джунусова («Комната сына», 1981; «Перед скачками», 1979; «Старик и самолет»,  1988), утверждая космическое единство всего живого, делая бытовые сцены по тонкости своих чувств очень лиричными. В 1990 году были написаны два пейзажа «На озере Маркаколь» и «Балхаш», ставшие зародышем нового подхода к живописи. Обычно пейзажи Джунусова «безлюдны». Это чистый пейзаж без стаффажных фигур, они очеловечены лишь теплым чувством художника. Пейзажи же 1990 года населены. В них появляется бытовой мотив, «играющий» на образ, они несколько кинематографичны, монтажны. Здесь нарушаются пространственные и масштабные отношения, что позволяет создать образ экзотической величественной природы, где затерялся, но не потерялся человек.

Включение бытового момента в пейзаж привело к объединению двух жанровых начал, рождению картины, в которой превалирует пейзажный подход, т.к. большую роль играют пространственные отношения. Про­странство может быть неопределено и бесконечно, а также амфорно и индифферентно по отношению к происходящему в нем  («Женщина, мужчины», 1989; «Без названия», 1989), пространство может быть спрессованно и заполнено предметами — знаками-символами («Польские впечатления», 1922; «Голубые глаза», 1993; «Мираж», 1993), пространство может пульсировать, до предела заполненное энергией, из сгустков которой рождаются всадники, верблюды, рыбы, огонь. Здесь все слилось воедино: космос, земная природа, живые существа на ней и в ней. И все это вырастает из мазков экспрессивно наложенной на холст краски, которая становится цветом, плотным и насыщенным в одном случае, разбеленным и неопределенным в другом, но всегда тонально сгармонированным, даже в цветовом контасте.

Портрет и пейзаж слились в этих полотнах воедино, так как в них есть и психологический динамизм и космичность пространства, воссоздающего всеобщее единство, а сюжет лишь служит поводом для живопис­ных рассуждений. В них художник вплотную подходит к решению образа чисто живописными средствами, когда цвет — это знак, символизирующий определенное состояние души или, скорее, впечатления оду­хотворенного сознания. Цель же художника, определяющая горизонты его творчества — абстракция, причем абстракция не беспредметная, не бессюжетная, а абстракция, понимаемая как отвлечение от частностей, абстракция, понимаемая как вечность.

Н.Иванина

 

СЛОВНО СОЛНЦЕМ ОЗАРЕННЫЙ...

Он много и успешно работал, хотел многое успеть. Но неожиданно жизнь Марата Жунусова оборвалась. Остались только его картины и воспоминания о нем...

Тяжело говорить о друзьях детства в прошедшем времени. В далекие 60-е годы при Доме пионеров существовала Страна Детства. Там велась кропотливая ежедневная работа по воспитанию у детей чувства любви к Родине, к прекрасному, к творчеству, умению активно и плодотворно жить и работать. Каждое лето выезжали юные художники на пленэр, спортсмены - в летний оздоровительный лагерь. Иногда это совмещали, и такие выезды запоминались ребятам на долгие годы: песни у пионерских костров, печеная картошка, спортивные победы, прикосновение к Природе, яркие этюды.

Мы, малыши, с благоговением смотрели на своих старших друзей: Толик Меркасимов, Толик Щур, Витя Псарев, Гена Прокопович, Леня Зайцев, Оля Кузнецова и Марат Жунусов. Они, на равных со своим Учителем Ефимом Наумовичем Годовским, рассуждали о цвете, композиции, сюжете. До хрипоты спорили у летних костров и до одури писали этюды на пленэре, и так же ответственно, как натюрморты в студии. Славно они трудились и умели от души повеселиться.

А Ефим Наумович, прищурив глаза с хитринкой и облокотившись на свой костыль, внимательно их слушал да одергивал иногда. Было видно, как он гордится своими учениками. Что бы ребята ни делали, разговор всегда возвращался к обсуждению художественных работ или статьи, кем-то прочитанной. А то вспоминали великих художников и говорили об их творчестве, размышляя вслух, стараясь перещеголять друг друга в изысканных выражениях и профессиональных словечках.

При этом, добродушно наблюдали, как мы, малыши, старались не пропустить ни единого их слова. Много воды утекло с тех пор. Толика Меркасимова уже тоже нет, но работы его хранятся в фондах Государственного музея имени Кастеева и Дирекции художественных выставок в г. Алматы, в частных коллекциях в Москве, Ленинграде, Алматы, Усть-Каменогорске. Виктор Псарев в Москве, работает в знаменитой студии имени Грекова. Ольга Кузнецова тоже в Москве. Марат Жунусов жил в Караганде и в редкие свои приезды в родной Усть-Каменогорск привозил нам каталоги о своих выставках в Германии и Караганде. Анатолий Щур и Леонид Зайцев творят в тиши своих мастерских, готовя свои персональные выставки и думая о том, что скоро будет столетний юбилей Ефима Наумовича Годовского.

Мы мечтаем собрать работы всех студийцев и в память о нем сделать выставку "Учитель живет вечно!" Марат Жунусов, о котором сегодня хочется рассказать особо, родился 3 января 1947 года в Усть-Каменогорске.

               

 После школы, в 1962 году поступил в единственное тогда в Казахстане Алматинское художественное училище. Учился у знаменитых живописцев А. Галимбаевой и М. Кенбаева. Приезжая на каникулы домой, в первую очередь, шел в Дом пионеров к Ефиму Наумовичу Годовскому, чтобы показать новые работы, поделиться новостями и посоветоваться о будущем.

Ведь Ефим Наумович не всегда был руководителем детской художественной студии. Когда-то он блистал в художественных кругах Москвы. Потом воевал в той страшной Великой Отечественной войне.

Работал декоратором в Большом театре. Он, как никто другой, мог указать правильный путь в выборе следующего шага своему ученику. Поэтому после пяти лет обучения в училище, Марат поступил в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина в класс профессора А. Зайцева.

Штудировал тонкости школы русского реализма, увлекаясь абстракционизмом. В Ленинграде, на улицах и площадях, в тишине музеев и мастерских современных художников, где работали мэтры, шел непрерывный процесс обучения парня из далекого Казахстана. В 1974 году он уже сам преподавал в Алматинском художественном училище. Через год уехал с семьей в Караганду и редко, только в гости, приезжал к нам в Усть-Каменогорск. Чаще он ездил в Германию, Питер.

Я открыла для себя художника Марата Жунусова в 2000 году, в Центральном выставочном зале г. Алматы, во время проведения там персональной выставки семипалатинского художника Г. Макарова. В соседнем зале экспонировалась выставка работ Карагандинских художников и среди них - картины Марата. Тогда меня поразила его животрепещущая живопись.
Нервные мазки создавали вихрь на плоскости холста, словно хотели вырваться за пределы картины, художник о чем-то громко и надрывно мне говорил, а я была ошеломлена и ничего не понимала. Буйство и контраст цвета, острые углы линий и много черного в его картинах...

Я помню его студийные работы, полные света и добра. Марат из моего детства, такой спокойный и веселый парень, и автор этих работ были совершенно разные люди. Организаторы той выставки может случайно, а может, и нет, выбрали самые яркие и динамичные его работы последних лет. Такого Марата я не знала...

А теперь я брожу в тишине зала музея искусств, где экспонируется вторая по счету его персональная выставка в родном Усть-Каменогорске. "Аттила - вождь гуннов" Здесь есть и незначительные работы художника, в которых прослеживается явное влияние Шагала, Сезана, Сарьяна. И, конечно же, работы, в которых мастерство, идея и стиль только Марата Жунусова.

"Осенний этюд" (1986 г.) написан в лучших традициях реалистической школы. В этой работе чувствуется покой и чистота раннего периода творчества художника. Вместе с автором зритель любуется совершенством и красотой природы. Полотно очень похоже на студийные работы молодого художника, времен Ефима Наумовича Годовского, но "Осенний этюд" написан уже мастером ленинградской школы. Проходят годы, и в 1991-ом художник начинает настойчиво работать над темой Солнца. В отличие от общепринятого воспевания казахстанскими художниками восточной луны и всего, что с этой темой связано, Марат пишет яркое Солнце, в его картинах присутствует торжество света и жизни. В данной экспозиции представлены две работы под одним названием "Жители Солнца". Почему жители Солнца?

Не оттого ли, что он сам жил, словно солнцем озаренный? С ним рядом всегда было тепло и радостно. На картинах видим летящие к Солнцу тела - протуберанцы.

Они в вечном движении, их лики повернуты к зрителю, они пристально, но по-доброму смотрят на нас, словно прощаются. Художнику удалось передать удивительное ощущение полета бестелесного духа и чистой своей фантазии. Этого вечного движения к свету, теплу и добру. Видно, не случайно он снова и снова обращается к этой теме. Но не бывает в этом мире яркого света без кромешной тьмы. Картины "В плену", "Генри Фольгер", написанные в 1996 г., говорят об особенной тревожности этого периода для всей страны и самого художника. Темный колорит, тревожные, гротесковые, ломаные линии в этих работах по особенному подчеркивают свет на солнечных работах в экспозиции Марата Жунусова.

А картина под названием "Люди в тумане" говорит о поиске художником своих корней. Кто мы, откуда и зачем пришли? Еще есть проблески солнечных пятен на скорбных лицах героев, но всю картину заволакивают тучи сомнений и переживаний образов, написанных художником, хаосом случайных пятен и скупостью колорита.

Во всем ощущается тяжелый поиск истины самим автором, его личные сомнения и переживания. В том же году написана одна из самых серьезных работ в данной экспозиции, под названием "Три горы". Большого размера, вытянутая горизонтально, картина захватывает внимание зрителя сразу.

Загадочные знаки на холсте, словно случайные символы, яркие пятна, при близком рассмотрении не о чем не говорящие. И лишь при пристальном рассмотрении с определенного расстояния оживают на холсте горы, наскальные рисунки, плывут куда-то облака, создавая на полотне марево движения, ощущается дыхание чистого горного воздуха. Угадываются очертания наших восточно-казахстанских гор. Как же он, видно, тосковал по своей Родине, по нашим сказочным горам!

Это могут быть Сибины или горы Аиртау, в простонародье называемые Монастырскими, а может быть, это Горная Ульбинка, куда в детстве каждое лето вывозил Ефим Наумович своих учеников, на незабываемые пленэры. На картине резкий склон горы пересекает холст почти из угла в угол, на ней ломаной линией нарисованы вершины гор, и словно плывут через них века - пушистые облака, цветными пятнами приоткрывая тайну неразгаданных рисунков на скалах.

Другая, не менее значимая картина в экспозиции Марата Жунусова, называется "Аттила - вождь гуннов". Из темноты холста, словно из глубины веков, нарочито по-школярски написан художником знаменитый предок казахов, предводитель гуннов с 434 г., дошедший до Рима. При нем гуннский союз племен достиг наивысшего могущества. А это - прямые предки современных казахов. В картине ощущается гордость за своего предка.

Особо хочется отметить работу под названием "Поцелуй", написанную художником в 1999 г. Сюжет картины прост. Мальчик лежит на крыше, где только он, небо и его любимая птица. В свободной позе хозяина и властителя кормит он свою сказочную птицу, похожую на голубя. Лицо малыша светится блаженством, и слышится из глубины холста нетерпеливый "говор" птицы. Картина играет всеми цветами радуги, наполнена светом, воздухом и высотой неба. От полотна веет теплотой и счастьем безмятежного детства! Таким и останется у нас в памяти художник Марат Жунусов, родившийся и прошедший школу Ефима Наумовича Годовского в Усть-Каменогорске и потом, во взрослой жизни, изредка приезжавший в свой родной город в гости.

Г. КУМАРГАЗЫ член Союза художников Республики Казахстан,искусствовед.2002 г.

 

"СТРУНЫ ДУШИ МОЕЙ..."

 

« На земле живут люди различных национальностей - русские, казахи, немцы...

Но я считаю, что есть еще одна, особая - художники...» (Из интервью с М.Джунусовым)

3 января 2007 года исполнилось 60 лет со дня рождения члена СХ СССР и Республики Казахстан, талантливого художника, Марата Кайсановича Джунусова которого «своим» считают и Усть-Каменогорск, и Караганда. 

В марте – апреле в Музее Искусств, в рамках выставки «Учитель и ученики», планируется представить работы М. Джунусова из фондов областного музея изобразительного искусства города Караганды и личной коллекции семьи художника. Восточно-казахстанцы впервые увидят эти произведения, созданные художником в последние годы жизни.

Жизненный путь Марата Кайсановича Джунусова складывался так, что, кажется, быть художником, ему было предначертано свыше. Родился и рос в Усть-Каменогорске. В 12 лет самостоятельно записался в изостудию при Доме Пионеров к талантливому педагогу Е.Н Годовскому, 100-летие которого мы отмечаем в текущем году.

По окончанию семилетки - учеба в Алма-Атинском художественном училище у признанных мастеров казахстанской школы изобразительного искусства -А.Галымбаевой, М.Кенбаева.

Далее Марат получил высшее профессиональное образование в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Репина - Академии Художеств, где его наставниками были профессор живописи А.С.Зайцев и профессор В.В.Соколов. В годы учебы в Академии Художеств Марат Джунусов прилежно изучает каноны изобразительного искусства. В этот период его живопись академична («Натурщик», 1967г., «Вечер в степи», 1973 г.). Было у Марата в годы студенчества и другое ученичество, в стенах Эрмитажа - у П. Сезанна, А. Марке, а также на выставках - Марка Шагала, Тюленева. (П. Сезанн – постимпрессионист, А. Марке -  «отстаивал традиции реализма, наполняя его неповторимым  духом современности, утверждая новое, исполненное гуманизма и поэзии, видение реального мира». В. Прокофьев).

По окончани Академии Художеств в 1973 году  Марат получил диплом художника-живописца, педагога. В 1973 - 1975 годах М. Джунусов вместе с супругой Иваниной Натальей Ивановной искусствоведом, жил в Алма-Aтe, преподавал в Алма-Атинском художественном училище специальные дисциплины.

В 1975 году М.Джунусов и Н.Иванина были приглашены на работу в Караганду, где художник жил до последних дней своей жизни (26.12.1999 г.). В 31 год его приняли в члены СХ СССР и Казахстана. В Усть-Каменогорск  приезжал ежегодно: здесь его родные, друзья, милые сердцу уголки природы Восточного Казахстана. Конечно же, он дарил родному городу свои произведения. В Восточно-Казахстанском Музее Искусств находится 23 работы Марата Кайсановича.

Тонкий живописец, очень глубоко и проникновенно чувствующий гармонию цвета, Марат Кайсанович работал в жанрах портрета, пейзажа, натюрморта, предпочитая технику масляной живописи.

«По характеру своего дарования М.Джунусов - лирик. Ему чужд анализ, он скорее синтезирует жизненные впечатления, сплетая из них живописную ткань повествования, воплощенную в цвете. Для него цвет - выразитель настроения, чувства, мироощущения в целом... Лирическая направленность искусства живописца выдвигает на первый план в его творчестве пейзаж, чему способствуют и многочисленные этюдные и творческие поездки (Италия, Прибалтика, Ср. Азия, Германия). Именно пейзаж - творческая лаборатория художника».

(Н. Иванина. Каталог. М.Джунусов. Алматы. Онер. 1995 г.).

В 1977 г. М. Джунусов побывал в творческой поездке по Средней Азии. Впечатления о ней, отражены в работах «Хива. Минарет Ислам Хаджи» и «Чор Минор». Пейзажи воссоздают удивительно реалистичную картину средневековых сооружений Средней Азии с характерной восточной архитектурой. Безлюдны улицы Хивы, над каменными стенами жилищ, куполами мечетей и гордо возвышающимися башнями минаретов - ослепительно голубое бездонное небо, откуда льются обжигающие, раскаленные лучи солнца. Под раскаленным от зноя голубым небом гордо возвышаются минареты мечети. Лучи солнца скользят по округлым башням, обжигая их, но, не проникая внутрь.

Безлюдны узкие улицы и площадь перед мечетью. Возникает ощущение, что мы переносимся на несколько веков назад, вглубь времен, в тишину, торжественность, вечность...

Изображая глубину пространства художник разрабатывает на холсте многоцветную палитру оттенков - от серебристо-голубого до жемчужно розового, легко и свободно играя цветовыми сочетаниями, добиваясь нужной степени гармонии цвета в пейзаже. Колорит работ раннего периода творчества светлый, радостный, жизнеутверждающий.

В 1960-1980 гг. 20 века в СССР в изобразительном искусстве ведущим направлением был соцреализм. В своих полотнах художники воспевали героику и пафос трудовых будней страны Советов. В картины производственной тематики Марату Джунусову удавалось в силу своего дарования внести лирическую ноту («На Казахстанской Магнитке» 1976 г., «Лыжный праздник в Караганде» 1979). Классическим образцом «сурового стиля» является пейзаж «Первый снег», созданный в 1976 году.

Все это время художник напряженно трудится, идут поиски неповторимой, лишь ему присущей творческой манеры. Его письмо, становится все более раскрепощенным, свободным от условностей, краски на полотнах свежи и звонки. («Латышский хутор» 1987г., «Латвия. Хутор» 1987 г., «Чор-Минор» 1980 г.)

В пейзажах, написанных во время 10-и дневной поездки в Италию («Утро во Флоренции» 1977, «Флоренция. Вечер»1977 г.) и  «Натюрморте в розой» (1990 г.) угадывается влияние французских постимпрессионистов П.Сезанна, А.Матисса. Их творчество он изучал в залах Эрмитажа. Большинству произведений художника свойственна простота мотива, отсутствие развернутого сюжета, камерность интонации.

Его человеческие качества - общительный, достаточно открытый с большим чувством юмора, но очень скромный. Во время творческой командировки в Прибалтику в 1987 году Марат Кайсанович создает серию пейзажей удивительно точно отобразивших суровую красоту этих мест. «Латвийский мотив». Свинцовые тучи нависают над тесно примыкающими друг к другу строениями.

Крона деревьев темная, практически черная. Несколько смягчают суровость красок яркие пятна крыш и стен построек. Возникает физическое ощущение присутствия, так точно  передал художнику свои чувства. Рассматривая работу «Латвия. Хутор», обращаешь внимание на то, что в ней М. Джунусову уже удалось трансформировать каноны академического письма, кисть художника движется свободно, раскованно, создавая изображение корпусными мазками различной величины.

Пейзаж «Дом Райниса в Юрмале» наполнен теплым, мягким светом исходящим от стен замка, рождается чувство, что камень, кирпич согрет теплом сердец, живших здесь людей. Высокие сосны в этом пейзаже чарующе красивы, грациозны, ожили деревья под волшебной кистью художника. 

Глубоко задумана, остро скомпонована и талантливо написана работа «Натюрморт с розой». Цветет и благоухает в мастерской роза – символ царственной красоты – ей, единственной, служит всю жизнь настоящий художник. Наклоном прямоугольных форм подрамников и зеркала материализовано движение творческого огня в мастерской. Цветовые пятна на полотне, казалось бы, случайно разбросанные художником, удивительно гармонично собраны в единое живописное целое.

Картина очаровывает зрителя, надолго оставляет во власти  созерцания простых и вечных истин. Любимым художником, глубоко волновавшим М.Джунусова с 15 лет был и оставался Марк Шагал. Влияние его творчества особенно остро проявляется в поздних работах Марата Кайсановича ( «Розы в степи» 1999 г, «Небесные качели» 1996 г., «Париж» 1998 г.)

В 1990-е годы в мировоззрении М.Джунусова, как и большинства людей, живущих на постсоветском пространстве, происходит резкая перемена.

Вследствие этого меняется художественный язык, тематика и сюжет картин, они населены мистическими образами, фантазиями. Реализуя замысел, художник использует полуабстрактные композиции.   Цветовая гармония его полотен то потрясающе трагична («Черные птицы «1996 г., «Три горы» 1996 г., «Огонь небесный» 1996 г., «В плену» 1996 г.), то безудержно радостна («Поцелуй» 1999 г., «Сын солнца» 1996 г.). Сюжеты жанровых полотен М.Джунусова обычно имеют несколько линий философских размышлений.

В работе «Взгляд», выполненный в 1991 году, вниманию зрителя предстает фигура огромного колосса, смотрящего вниз, в долину, где копошится огромная масса уродливых нагромождений. Колорит картины мрачный, красновато-черный, темно-коричневый, в трагичных тонах... Что же это такое? Вглядываясь, понимаешь, что безобразное  нагромождение – плод неразумных действий человечества, разрушивших красоту природы, превративших гармонию в хаос.

Много придется перестрадать человечеству, для того, чтобы изжить эти страшные порождения. Живописная палитра холста «Прощание с морем» вначале представляется мрачной и холодной.

Но при более детальном рассмотрении, зритель обращает внимание на богато разработанную цветовую гамму, очень точно передающую состояние художника, прощающегося с морем, еще вчера бывшим ярким, солнечным, приветливым. Сегодня же сама стихия гонит прочь, разрушая иллюзию ласки солнца, предвещая лишь холод, ураган и дождь.

«Люди в тумане»... оказались. Меняются, искажаются привычные формы и ориентиры. Животные и люди прижимаются друг к другу в поисках опоры, поддержки; ощущая свою беспомощность и потерю направления в пути. Но эта ситуация не безнадежна! Скоро туман рассеется, мир обретет четкие, конкретные формы, вспыхнет свет в конце тоннеля - надежду на это вселяют серебристо-лиловые, нежно-розовые, голубовато-бирюзовые краски полотна.

Часто звучит тема грядущей катастрофы («Каменный ветер» 1996 г., «Три горы» 1996г., «Огонь небесный» 1996 г.) Как бы предчувствуя свой скорый уход из жизни, художник все чаще размышляет над вечными проблемами: «Как мы живем?», «Что же там, за земным горизонтом?», и появляются работы «Небесная река» 1999 г., «Небесные качели»...

Час пришел - устремляется к свету душа

И, мятежная, плачет, поет и смеется.

В небесах нам воздастся за все и сполна,

Громом эхо небес на деянья людей отзовется...

Говоря о творчестве художника нельзя не коснуться работы М.Джунусова над жанром портрета.

«И ранние и более поздние портреты написаны легко. Нескольким мазками, бережно и даже нежно положенными на холст, живописец обозначал форму, не останавливаясь на ее подробностях». Без лишних деталей, зорко и умело, рассказывал художник о своих героях, проживая вместе с ними их жизнь, познавая душу, добиваясь глубокого внутреннего сходства. Надо сказать, что М.Джунусов писал портреты людей только хорошо знакомых и близких ему духовно («Портрет матери» 1998 г., «Портрет Рината» 1985 г.).

В Усть-Каменогорске первая персональная выставка М. Джунусова прошла  в год его 40-летия, в 1987-м. Свой 50-летний юбилей художник отметил персональной выставкой в Музее изобразительного искусств города Караганды. Он ушел из жизни в самом расцвете творческих и жизненных сил, в 52 года. Творчество его было востребовано не только в Казахстане, России, но и в Германии, Франции, США, Израиле. Произведения  М. Джунусова находятся в собрании государственного Музея Искусств им. А. Кастеева в Алматы, в собрании Карагандинского Музея изобразительного искусства, в фондах Восточно-Казахстанского Музея Искусств.

Все творчество Марата Джунусова пронизано одним высоким чувством - безграничной любовью к человеку, природе, всему миру. Оценивая его, невольно вспоминаешь строки из любимой песни Б.Окуджавы:

«Виноградную косточку в теплую землю зарою

И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву.

И друзей позову, на любовь свое сердце настрою,

А иначе, зачем на земле этой вечной живу».

                                                                                                   Татьяна Луцкая 

 

Вверх