На главную страницу

 

 

 

   Олег Логинов: «Фотография – это искусство»

     .

Фотография - это сестра живописи.                                 

Э. Делакруа, французский художник

С работами биолога, фотохудожника и ландшафтного дизайнера Олега Логинова Усть-Каменогорск познакомился в августе 2004 года, когда ко Дню города в Музее искусств проходила его фотовыставка - «Взгляд через объектив», как ее назвали устроители, и «Natura lege artes» - «Природа по законам искусства», как назвал ее автор.

Главная идея этой выставки - тесная связь человека, природы и мира искусства. Олега можно назвать экологическим фотохудожником. А двумя годами позднее на эту же тему состоялось грандиозное шоу в Мадриде - столице Испании. Без природы нет творчества, искусство ВСЕГДА отображает природу, и суть этого в общем-то не нова.

Шесть недель длился Международный фестиваль фотографии и визуальных искусств, посвященный природе, за это время прошло 70 выставок 375 фотографов из 33 стран.

У Олега уже сейчас столько работ, что ими молено заполнить многочисленные залы любого музея. И я не боюсь сказать, что хотя он живет в провинции, но снимает на уровне лучших авторов мира.

С фамилией Логиновы много знаменитостей в мире. Это актриса Галина Логинова со своей дочкой Милой Йовович, и доктор Айболит в «Театре кошек» Куклачева, и продюсер и муж певицы Марины Хлебниковой, профессор фотографии Алексей Логинов, кроме того, молодой офицер с подводной лодки «Курск» и даже платиновый король и Президент Корякин - тоже Логинов, президент Союза виноделов и виноградарей России. Знаменитая русская фамилия с дворянскими корнями.

И если человек талантлив, то, может быть, «виноваты» в этом и его гены. Сейчас Олег занят созданием собственного сайта, где опять без всякой помощи старается докопаться до сути новых технологий, прочитывая горы новой литературы и ныряя в Интернет. Настоящий Самоделкин в лучшем смысле этого слова. В детстве в его комнате весь подоконник был изрешечен молотками, стамесками и сверлами. Зато потому у юного Кулибйна взлетали, как настоящие, самолеты, ракеты из тюбика для зубной пасты, а в качестве ракетного топлива мальчик потихоньку утаскивал у папы-коммуниста и директора лучшего авторемонтного завода в Центральной Азии диафильмы с записями партийных съездов и другой пропагандой. Пленка лихо горела, и горящая ракета залетала иногда к соседям на балкон. И плавали по лужам маленькие корабли.

А может быть, это передалось от бабушки, которая во время войны тоже ковала Победу - делала фанерные самолёты «По-2» в Смоленске, а потом, после эвакуации, - в Самаре. А любимый внук как в награду за это родился 9 мая. Если угол падения равен углу отражения, то зритель воспринимает то, что увидел художник, с теми же эмоциями.

 А для зрителя получить эмоции, положительный заряд - это главное! Автор выставки разработал афишку, которую порывались купить некоторые посетители, приняв ее за симпатичный постер. Благодаря телерепортажу журналистов эту выставку смогли посмотреть еще тысячи зрителей по республиканскому телевидению.

Прошло уже два года с той поры, но многие ее помнят и говорят, что фотокартины до сих пор стоят перед глазами. А я все никак не могла подобрать слова, чтобы выразить переполнявшие меня чувства.

Еще тогда работы Олега мне очень понравились, было в них что-то нестандартное, такое, что завораживало, заставляло остановиться возле них и задуматься. Есть в них какая-то особая магия, музыка (в студенчестве Олег был ди-джеем, ведущим музыкальные радиопередачи, и много знает о рок-музыке) или, быть может, философия, и хочется «погрузиться с головой» в этот неспешный, без сутолоки мир, насладиться им. Когда смотришь на работы Логинова, то кажется, что они оживают, морозные узоры на стекле начинают разговаривать с нами устами прекрасной зимней сказки, а казалось бы, обычные, ничем не примечательные колючки репейника превращаются под взглядом в фантастически сияющие шары, или, например, двойная радуга, словно волшебный мостик, помогает нашей душе приподняться над обыденным и мелочным, чтобы увидеть и понять, как удивителен и прекрасен этот мир! Мир, на который мы смотрим слишком трезво и многого не замечаем. А чудеса, оказывается, рядом с нами! Вот они!

Волшебные мгновенья запечатлел для нас художник! Пока я ходила по выставочному залу, в котором было более 60 фотокартин, меня не покидало ощущение того, что это не автор, а я путешествую по разным уголкам природы. По глазам других зрителей я поняла, что они чувствуют то же самое. Автор сумел восхитить не только рядовых любителей искусства, таких, как я, но и опытных и именитых мастеров живописи и фотографии. Еще раньше художник А. Куклин, который сейчас живет в Подмосковье (а его дочь - один из лучших флористов Москвы), сказал Олегу емко; «С композицией ты дружишь!» Известные художники В. Ляпунов и А. Морозов, посетившие выставку, оставили весьма лестные отзывы и дали высокую оценку творчеству фотохудожника. Были, конечно, и курьезы. Одна молодая, но весьма оригинальная особа заявила, позвонив по телефону после посещения выставки, что она любит только черно-белое фото, что было весьма бестактно, но предложила мастеру сфотографировать ее любимого кота корниш-рекса за вознаграждение.

Тут и я хотела бы поспорить. Конечно, цветное фото имеет огромное превосходство над черно-белым. И мне никогда не докажут сторонники последнего, что оно потому ближе к искусству, поскольку явно не копирует объект, что оно более чувственное или аналитичное. Со времен первой фотографии, созданной Жозефом Нисефором Ньепсом, люди всегда стремились фотографию раскрасить акварелью, анилином или карандашами. И наконец осчастливили страны и народы первым цветным изображением изобретатели кинематографа братья. Люмьеры. Черно-белой фотографии присущ язык света и тени, она может быть очень талантливой и выра­зительной. Но, согласитесь, монохромный пейзаж - это уже скучно!

Ведь у нас все-таки цветное зрение. А еще раньше, в девяностые годы, Музей искусств помог организовать Олегу выставку его живописных полотен. Его замечательные, сразу берущие за душу с первого взгляда весенние березки до сих пор многие помнят. Эту картину приобрел предприниматель из России и заказал ему потом еще несколько пейзажей. А после выставки несколько работ приобрел наш «Техцентр», и они украшают офис в центре города. Одну работу приобрели в г. Иссыке и увезли в Америку в подарок родственникам.

Правда, автору пришлось в Алматы брать на ее вывоз разрешение и подписывать совершенно глупый документ о том, что картина художественной ценности для республики не представляет.  Зато ее быстро оценили за границей. Ведь не секрет, что есть любители за рубежом, которые приезжают к нам и по дешевке скупают культурные ценности, пока наши музеи «спят». Они уже определили, что в Казахстане есть двадцать особо ценных художников. На самом деле их гораздо больше, просто о них пока мало кто знает, а своих меценатов и арт-менеджеров кот наплакал. А картину «Иссык-Куль перед грозой», не раздумывая, купил американец Вильям Каммингс. Дарили картину художника бывшему министру культуры, а ныне акиму Кызылординской области Кул-Мухаммеду. Несколько фотокартин увезли в Корею. Сделали подарок сотрудники фирмы «Kcell», отправив по почте фотокартину Олега в Германию своему директору. Картины Олега есть в домашних коллекциях у Ч. Айтматова, М. Зверева, О. Сулейменова и других знаменитостей.

Известный коллекционер Азат Акимбек, живущий в Алматы, видел и высоко оценил его художественное творчество. А Олег серьезно занялся художественной фотографией, чтобы ставить и решать художественные задачи современными средствами, став прекрасным мастером цифрового изобразительного искусства. И теперь его творчество - весьма масштабный проект. И если отобрать только самые лучшие работы, то, пожалуй, и не хватит всех залов Усть-Каменогорского Музея искусств.

У каждого мастера свои учителя. У фотохудожника Олега Логинова самыми первыми учителями, привившими любовь к фотографии, были его отец и два деда, которые на протяжении всей своей жизни не расставались с фотоаппаратом. Дед Илья Логинов был полным, как Черчилль, любил женщин и работал на Черном море в пионерлагере «Орленок» штатным фотографом, часто присылая родственникам свои фотографии с генералами, космонавтами и артистами в обнимку с собой на пляже. Олег говорит: «В нашей семье кнопку на фотоаппарате все мужчины умели грамотно нажимать и меня научили». Одним из его наставников в Киргизии, где Олег вырос, был Эдуард Осипович Красовский, к которому в гости приезжал известный путешественник и телеведущий Ю. Сенкевич. Как-то Сенкевич приехал из Москвы в Киргизию с космонавтом Рукавишниковым. Их целью был Иссык-Куль, куда они своим ходом отправились на «Волге». Рукавишников оказался виртуозным водителем. Эдуард Красовский был большим мастером фотографии.

Любил снимать природу, хотя был фотографом судмедэкспертизы. У него Олег впервые увидел большие цветные фотопейзажи, напечатанные на увеличителе, которые восхитили своим качеством. Очень захотелось научиться так печатать фотографии. Красовский дал ценные советы по работе с реактивами, научил проявлять ОРВОХРО-Мовские слайды, зародил научный подход к съемке. Но юному фотографу захотелось самому поймать то неповторимое прекрасное мгновенье, тот миг, бла­годаря которому фотография становится не просто снимком, слепком, а превращается в произведение искусства, в шедевр. В дальнейшем посчастливилось подружиться и общаться с такими корифеями художествен­ной фотосъемки, как В. Песков, О. Белялов, В. Якушкин, И. Сапожников, А. Федоров, Б. Кульмагамбетов, писателями-натуралистами и прекрасными мастерами фотографии В. Мосоловым, А. Лухтановым, В. Нетисовым и многими другими.

Увидеть удивительное, необыкновенное в обыкновенном, наверное, может не каждый. В этом и состоит талант настоящего художника. Но фотография тем и сложна, что нужно уметь не только видеть прекрасное, но и суметь запечатлеть увиденное, а для этого необходимы определенные знания и опыт. Благодаря знанию природы (Олег закончил биолого-почвенный факультет Томского университета) и многочисленным экспериментам при фотосъемке, за четверть века фотохудожник познал много таких тонкостей, которые неведомы даже профессиональным фотографам, хотя до сих пор у него нет дорогой «топовой» аппаратуры. Но это и не главное для настоящего-художника.

Разумная достаточность - вот мерило. «Можно и «Зенитом» с его родными объективами, кстати, по оптическим характеристикам не уступающими «цейсовским», снять великую вещь», - считает О. Логинов. Начинал Олег с «Зенита» и «Киева-60», затем ис­пользовал камеры «Yashica» и «Chinon», теперь снимает профессиональным цифровым «Сапоп'ом». Время диктует свое -цифровые технологии вытесняют традиционную химию. В этом нет ничего плохого, и даже «старички» перестраиваются. «Цифра» уже догнала пленку по качеству, а по удобству изначально превосходила пленку. Так что не нужно, считает Олег, докапываться до технологий и до того, кто чем снимает.

Важнее всего в фотографии художественная сторона. Ведь если фотограф только видит, но не воспринимает, смотрит, но не чувствует вдохновения, то нет и настоящей картины.

«Зорко одно лишь сердце». В 1999 году в Бишкеке Олег принимал участие в фотоконкурсе, организованном Швейцарской творческой ассоциацией «Хельветас»  и получил приз зрительских симпатий за почти абстрактный макроснимок камней под водой горного потока.

Вроде все просто, но, когда смотришь на этот снимок, возникает особое чувство вечного движения чистой воды, еще не загрязненной человеком. В этой теме есть своя философия - по Герману Гессе (философия реки из романа «Сиддхартха»). 

«К сожалению, и тут была замешана политика, - говорит Олег, -все три призовых места присудили фотографам, приближенным к президенту Акаеву. Хотя после выставки ко мне подходили швейцарцы и купили больше всего именно моих работ. Они говорили, что только за один опубликованный в швейцарском журнале кадр я мог бы получить приличный гонорар или аппаратуру. А 12 декабря 2000 года я был приглашен в гости лично Чингизом Айтматовым в день его рождения. Чингиз Торекулович не очень любит фотографов за их назойливость, и то, что они снимают все подряд, но сам удивился, что мои работы ему хочется смотреть и смотреть. Мне он сказал, что я ему по-ново­му открыл глаза на родную Киргизию».

—  Скажите, где еще ваши работы выставлялись или печатались?

-  Это долго перечислять. В 2001 году мои работы выставлялись в Крымске, под Новороссийском. В 2002 году - в выставочном зале АО «УМЗ» на фотовыставке, от которой были в восторге представители Мажилиса Парламента, в Риддере на форуме экожурналистов мои работы победили в конкурсе, а в 2004 году - в нашем Музее искусств, даже как-то в ЮАР проходила выставка моих работ, правда, без моего участия, которую по собственной инициативе организовал из моих фотографий известный ученый-зоолог Дэйв Морган.

Сейчас Дэйв возглавляет ассоциацию всех зоопарков и аквариумов Африки. А когда я по­слал свои работы в Америку, меня сразу же пригласили стать членом американского фотографического общества (ASMP). Им очень понравился мой снимок - зеленое пушистое моховое болотце в высокогорье Тянь-Шаня с зарослями родиолы и фиолетово-синим небом, отражающемся в воде между кочками. Эту фотографию у меня не раз заказывали и приобретали любители, и ее же очень высоко оценили профессионалы. Многие мои фотоработы нашли практическое применение и в полиграфии: ими проиллюстрированы туристические издания. Совместно с женой написана и издана книга в издательстве «Раритет»  «Растения Кыргызстана». Книга оформлена многими моими иллюстрациями и фотографиями. Издано и пособие из этой же серии по географии.

Эти две книги получили диплом на первой Международной полиграфической выставке в Алматы. Диплом был подписан нашим тогдашним акимом области Виктором Храпуновым.

В книге «Душа и память народа» о культуре Восточного Казахстана опуб­ликовано более тридцати моих фотографий. Много фотографий опубликовано в других печатных изданиях как в странах СНГ, так и в дальнем зарубежье.

-  С чем или кем можно сравнить труд фотографа, снимающего природу?

-  С художником и охотником одновременно. Хотя у фотографа задача намного сложнее, чем у снайпера или охотника: надо, чтобы объект получился «живым» и, что очень важно, выразительным и художественным. Художник по памяти может нарисовать лошадь в красивом аллюре, а ты пойди и сни­ми ее так же. Это не так просто, как кажется.

-  Кстати, о лошадях. Когда я была на вашей выставке в Музее искусств, мне запомнился интересный снимок, который назывался  «Лошадиная любовь».

Расскажите историю его создания.

-    «Лошадиная    любовь»,    действительно, очень удачный и довольно редкий кадр. Его публиковали во многих изданиях, есть он и в книге «Природа Восточного Казахстана». Первой оценила этот снимок жена, сказала, что это чудо, такого она не видела нигде. Две лошадки стоят, соприкоснувшись лбами,  как бы приветствуя друг друга. Это были мать и дочка.

Лошадь-мать стояла посередине мелкой речушки в Киргизии со спутанными арканом ногами. Тогда ее уже почти взрослая дочь подошла к ней, и они как бы по-своему обнялись шеями, а затем прикоснулись лбами на минуту. Я быстро поменял объектив, пони­мая, что кадр будет единственным. Теперь эту фотографию даже копируют художники, подчас не зная моего имени, перерисовывают из книги, взятой в школьной библиотеке.

—  Как ландшафтному дизайнеру, я знаю, вам приходится тоже много работать с фотографией.

-  У меня для этого собрано богатое портфолио, включающее тысячи фотографий растений, природных и культурных ландшафтов. Мои дизайнерские ландшафтные работы (а их я сделал заказчикам за три года более 20) существуют теперь не только в виде артефактов, но и как серия фотоарта. А это уже отдельная фотовыставка, альбом, энциклопедия.

Я проектирую в программе «Photoshop», создаю проект по своим фотографиям, и благодаря этому у заказчиков создается реальное впечат­ление о том, каким будет их участок.

—  А еще есть редкие кадры или кадры редких животных?

-  Их немало. Это и снежный барс, гепард и многие редкие рептилии, насекомые и даже водопад, который теперь из-за селя изменился до неузнаваемости. Важно терпение, знание и везение. Можно бабочку довольно легко поймать сачком и снять в засушенном виде, что и делают многие, но это будет совсем не то. Фотоохотой это не назовешь.

Или единственный кадр райской мухоловки из ущелья Беркара (хр. Каратау) -пленка советская подвела. Цветы не так просто снимать, как кажется - некоторые цветут недолго и только один раз в году. Все это надо знать. Постановка света очень важна. Например, полуденный солнечный яркий свет совсем нехорош. Особенно при фотографировании белых, розовых и желтых цветов. Многих животных исключительно трудно запечатлеть (и в природе, и в зоопарках, и в частных коллекциях), особенно редких.

Это тема отдельного большого разговора. Есть снежные бар­сы, гепарды, леопарды, много амфибий и рептилий, особенно змей. Я ведь работал герпетологом в Алматинском и Тульс­ком зоопарках. Чаще всего животных надо долго выслеживать, учитывать условия освещения, глубину резкости и мно­жество других важных факторов.

Многогранно увеличились в настоящее время возможности фотографа вместе с развитием цифровых технологий. Появилась возможность дополнительной обработки снимка в «Photoshop'e», и вот в руках фотохудожника высокие технологии, «цифра» становится картиной. Но нужно иметь художе­ственный вкус и «не переборщить», как и во всем.

Вот это и называется искусство фотографии, и оно по своей сложности и эмоциональному воздействию нисколько не уступает живописи. Да и оценивается сейчас в мире фотоискусство весьма высоко, особенно на аукционах типа «Сотби» или «Кристи». Очень трудно фотографировать цветы. Их многие снимают, и важно найти свою изюминку. При съемке важно правильно подобрать освещение, чтобы была видна вся красота цветка. Однажды мы ехали в поезде на юге Казахстана и, проходя мимо соседнего купе, моя жена обратила внимание на яркий букет диких тюльпанов. Мы буквально вломились в купе к нашим попутчи­кам с просьбой сфотографировать букет. Эти редкие и прекрасные тюльпаны Грейга поразили нас удивительным рисунком на лепестках: среди ярко-красных и желтых тюльпанов нашелся один удивительный цветок.

На трех его лепестках в строгой очередности (через один лепесток) были словно нарисованные кисточкой красные сердечки. Это уникальное растение, достойное внимания селекционеров, оказался в чьем-то временном букете. На Бухтарме случайно попался на берегу махровый двадцатилепестковый цветок сон-травы, а в окрестностях поселка Белоусовка - белый пион Марьин-корень. Посчастливилось в Киргизии на склонах тянь-шанских гор снимать великолепные эремурусовые луга, дикие арчевники и тюльпаны, юнону орхидную, грушевый сад, цветущие абрикосы.

А еще у Олега есть прекрасная портретная съемка. Знакомая его супруги как-то обратилась с весьма оригинальной просьбой. Ее подруга нашла работу за границей, и работодатели попросили ее выслать резюме и фото, как это принято. Девушка обошла все салоны, потратила кучу времени и денег, а хорошего снимка так и не получила, потому что в салонах идет поток и часто отсутствует индивидуальный подход. Тогда супруга пригласила подругу до­мой, и Олег за несколько часов съемки и работы с компьютером сделал прекрасные художественные портреты, как самое настоящее портфолио для топ-модели без особой сложной аппаратуры. Потому что он подошел к этому как художник, который пишет с натуры. Вот через некоторое время звонок по телефону и куча благодарностей: девушку пригласили работать в Японию, потому что понравились ее фотографии. Фотограф всегда должен быть готов к внезапности появившегося сюжета. Совершенно случайно получился удачный портрет дочки знакомых. Они пришли в гос­ти, и во дворе дома трехлетняя девочка разыгралась с маленьким щеночком. Олег незаметно взял фотоаппарат и снял ребенка с собачкой так чудесно, что эта фотография украсила потом первую страничку одного популярного издания. Ведь дети и животные всегда так непосредственны в проявлении своих чувств, и это настроение обязательно передается зрителю. Кстати, своими фотографиями Олег оформлял, полностью верстал и даже делал допечатную подготовку новой газеты о природе, в которой был не только дизайнером, но издателем и редактором. К сожалению, мнения художника и биолога перестали совпадать с мнением дирекции, и Олег ушел из этой газеты в надежде со временем организовать настоящий журнал о природе. Если человек талантлив, то он талантлив во всем. Олег стремится к усовершенствованию своих знаний, изучает новые из­дательские программы, и все время много снимает.

—  Намечаются ли в ближайшее время где-нибудь выставки ваших работ?

-  Сейчас мне предлагают сделать выставку в известной художественной галерее «Улар» в Алматы, но для этого нужны средства, и немалые. С удовольствием принял бы помощь от любителей искусства, но я хотел бы принять эту помощь не безвозмездно, и после выставки многие мои работы могли бы оформить интерьеры моих спонсоров.

Это было бы хорошим вложением средств, так как художественная продукция не де­шевеет с годами. Моя цель - сделать хорошую фотографию, а купят ее или нет, об этом я не думаю, когда работаю.

—  А что такое хорошая фотография?

-  Это каждый понимает по-своему. Но успех приходит толь­ко к избранным произведениям автора, хотя он работает очень много и создает много. Вот, например, картина Шишкина «Три медведя», как ее называют в народе, это уже просто бренд какой-то с шоколадной обертки или коврика на стене. А ведь эта народная картина называется изначально  «Утро в сосновом лесу». И медведей там не три, а четыре. И нарисовал их не Шишкин, а его друг художник Левицкий, а Шишкин только фон - лес. А другой друг этого художника известный фотограф, один из первых мастеров русской светописи А.О. Карелин сделал замечательный снимок сосны, по которому Шишкин написал свою знаменитую картину «На севере диком»: красивая, грандиозная, величественная сосна на краю обрыва вся в снегу, как песня о силе жизни.

—  И напоследок — пожелание тем нашим читателям, которые бы тоже хотели прикоснуться к таинству фотографии.

-  В связи с этим мне вспомнилась одна притча о талантах (была такая денежная единица в Древней Греции - талант): «один зарыл его в землю, другой растратил, а третий - приумножил». Если Бог создал этот мир и допустил в него человека, то и ждет от него соучастия в творческом процессе - сотворчества. Наука о творчестве, эврология, утверждает, что решающая роль в развитии цивилизации принадлежит творческому воображению. Если Бог дал тебе талант, не зарывай его в землю - это дар божий, твори для людей, для истории, а не только за деньги.

Есть такая пословица: «И медведя можно научить кататься на мотоцикле», но талант дается, к сожалению, не всем. Хотя, несомненно, способности нужно развивать, и если даже нет явного дара, но есть вдохновение (ну кто запретит снимать или рисовать!), может, талант и проснется. Хотелось бы добавить еще такую любопытную информацию ко всему сказанному.

Ежедневно в галереях Лондона продается более двух с половиной тысяч работ художников. Это говорит об огромном спросе на произведения искусства. Огромен интерес и к творческой фотографии. Большой интерес, несомненно, представляет и наш уникальный регион, который богат не только металлами, но и талантами, которые в Лондоне пока некому у нас представить. И если цены на металлы могут упасть, то искусство никогда не дешевеет с годами. Очень хотелось бы, чтобы наши предприниматели обратили внимание на эту важную деталь. В соседней России активно возрождается меценатство. Например, в Липецкой области один меценат, доктор наук и предприниматель, поддерживает более шестидесяти художников своего региона, их работы с успехом продаются. Нам тоже очень нужны и меценаты, и галереи, и интерес тех предпринимателей, кто не прочь отыскать в искусстве новые веяния и имена.

Но, к сожалению, воруют часто и идеи, и фотографии. Был договор у меня с крупной фирмой «Бакай» в Киргизии о совме­стном издании календаря. Фирма приобрела мои фотографии. Но календарь не вышел, а вот водку «Илбирс» с этикеткой, на которой была моя фотография со снежным барсом, выпустили без моего согласия. Кстати, совладелец этой фирмы - сын бывшего Президента. Известный писатель Эдуард, Успенский много лет боролся за авторское право на своего Чебурашку. В самом деле, нам не дано предугадать, в чем наше творчество отзовется. Авторы у нас не защищены. Иск на сумму 800 тыс. руб. предъявили создатели мультика «Ну, погоди!» к производителям одноименного шампуня. Оказывается, не только искусство мыслит образами. Герои художественных произведений, ставшие народными, нужны еще промышленникам и пред­принимателям в качестве раскрученного бренда для лучшего продвижения своих товаров. Нужно помогать художникам, нужно платить за талант!

В заключение хочу процитировать записи из книги отзывов Музея искусств, где проходила выставка Олега Логинова: «В дни своего восьмидесятилетия я получил прекрасный подарок, посмотрев эту выставку. По своему качеству и цвету фотосним­ки превосходят по-моему некоторые картины, нарисованные маслом. Сердечное вам спасибо. Желаю вам успехов. Толочко».

«Спасибо, Олег Витальевич, за Ваши работы. Я рада, что есть люди, которые умеют видеть прекрасное и делают свое дело со всем сердцем. Удачи вам во всем! Лыкова».

А вот отзыв туриста из Германии: «Прекрасные фотокартины рассказали мне об удивительной природе вашей страны. И мне все понятно без слов».Да, зрителю нужны эмоции, и, если они их получили в виде ощущения счастья, значит вдохновленный мастер свою задачу выполнил, объединив родственные души. Ведь что такое счастье?

 Писатель Лев Толстой сказал: «Счастье - это быть с природой, видеть ее, говорить с ней!» Эту возможность дарит восхи­щенному зрителю вдохновленный художник.

Кто-то очень хорошо сказал, что фототехника может все, но нет на ней кнопочки: «Сделать красиво!» Фотокартины Олега Логинова прекрасны.

Ирина Ляпунова. Журнал "Простор". Октябрь 2007 год.

 

Вверх